АНОНС
Студенты московских вузов смогут выступить на Graduate-2015 и нап
ЛУЧШАЯ СТАТЬЯ
«Пятитысячники»: кто эти люди?
Элитный персонал - работа для профессионалов. База вакансий

НОВОСТИ
» XV Всероссийская конференция HR-менеджеров
» Большой форум для топ-менеджеров «Управление персоналом-2015» состоится в конце июня в Москве.
» XIV Всероссийская конференция HR-менеджеров на тему: «HR-стратегии в эпоху перемен: что позволяет компаниям и людям выживать, меняться и процветать»
» MBA25 в Москве: весь мир MBA образования на одном мероприятии
» Московский день профориентации

ВЫСТАВКИ
» XV Всероссийская конференция HR-менеджеров
» 10-я специализированная выставка по HR-менеджменту, тренингу и развитию персонала «Персонал Москва 2014»,
» Выставка HEY! – здоровье, энергия, молодость
» Персонал Москва 2014, 10-я cпециализированная выставка по HR-менеджменту, тренингу и развитию персонала
» ПРОДФОРУМ В РАМКАХ ВЫСТАВКИ ПРОДЭКСПО-2014
» Персонал Москва 2014, 10-я cпециализированная выставка по HR-менеджменту, тренингу и развитию персонала

 

Цельность человека



Катерина Печуричко

В какой-то момент нам стало интересно рассказывать не про успешных людей в бизнесе, а про тех, кто только осваивает современный мир. Иногда кажется, что неуверенные двадцатилетние говорят более важные вещи, чем те, кто свой выбор уже давно сделал. «ЭП» продолжает историю трех бывших детдомовцев, которые не отвечают распространенным представлениям о них.

Бариста Сергей проводит для нас кофе-тестинг в Starbucks на Тульской. Это такая процедура для гостей кофейни: им приносят какой-нибудь сорт кофе, рассказывают его историю и объясняют, как распробовать его аромат и вкус, какой десерт лучше подойдет к его нотам. Мы с коллегами делаем первый глоток, громко прихлебывая: Сергей говорит, что таким образом кофе попадает на все рецепторы языка, поэтому удается не упустить ни одного вкусового оттенка.

Процедура занятная, Сергей отлично справляется. Если бы заранее не было сказано, что он – выпускник детдома, никто никогда этого бы не заподозрил: принято считать, что детдомовцы должны быть замкнутыми, насупленными и недалекими.

Но здесь, в Starbucks, работают «звезды», предупредили меня. Сергей попал сюда благодаря совместной социальной программе британской благотворительной организации Partners in Hope, Российского фонда равных возможностей для детей-сирот ROOF и компании Starbucks.

Задача программы – помочь бывшим детдомовцам социализироваться, получить новую профессию и навыки.

Программа началась недавно, осенью 2009 года: тогда из Образовательного центра ROOF пригласили семь претендентов на вакансию бариста. Вообще, когда в Starbucks принимают решение о приеме на работу новых сотрудников (кстати, все они зовутся там «партнерами»), то смотрят, насколько человеку нравятся люди в компании и атмосфера и насколько кандидат нравится им. «Каждая кофейня – это семья», – говорят представители компании. Ребят в «семью» тщательно отбирали, собеседовали и приняли в итоге троих: Сергея, Максима и Алексея. Им от 21 до 23 лет, они выпускники интернатов и детских домов, поэтому таких обычно считают недостаточно самостоятельными и взрослыми.

В большинстве интернатов детей обучают по коррекционной программе, и в 18 лет они выходят оттуда со справкой и без среднего образования. Чтобы получить аттестат, нужно пойти и доучиться в вечерней школе – сначала сдать программу девяти классов, потом – одиннадцати. На преодоление разрыва между тем уровнем образования, которое дают в интернате, и средней школой у ребят уходит от трех до шести лет, то есть аттестат они получают в 21–23 года. Дальше можно поступать в техникум или даже институт, но обычно делать им это совершенно не хочется, а в Москве особенно: дело в том, что каждый выпускник столичного детдома получает от правительства отдельную квартиру и вместе с ней сценарий своего существования в лучших традициях рантье. Трое-четверо выпускников кооперируются, живут в одной квартире, а остальные сдают в аренду и тратят полученные деньги. Ни образования, ни работы такой образ жизни не требует.

Педагог, спортсмен и артист

Сергею 23 года, он умеет увлеченно рассказывать о кофе, искренне улыбается и спокойно общается с коллегами и гостями кофейни. Он сменил несколько интернатов, занимался творчеством, волонтерил в детском доме для умственно отсталых детей. Теперь решил, «вспомнив свой возраст», что надо где-то остановиться. Впереди у него пединститут. «Надо выстраивать четкий фундамент своей жизни. У меня этот год – год перемен», – говорит Сергей.

Алексею 21 год, он самый веселый и общительный и считает эту черту своим главным козырем. Мы с ним проговорили почти два часа. В колледже получил профессию маляра-штукатура, пишет музыку, сейчас заканчивает школу и намерен поступать в театральный. «Я на сцене уже не раз играл, – улыбается Алексей. – Даже в «Сирано де Бержераке», причем главного героя».

Максиму 22, он не так улыбчив и раскован, как Сергей и Алексей, но крепко задумывается обо всем, что мы с ним обсуждаем. «Когда я вышел из интерната, то остановился на месте, и вдруг такая мысль: куда идти? Дальше стал потихоньку привыкать, планировать. Сначала было немножко страшно, потом освоился, сейчас таких проблем нет». У Максима уже есть две профессии: в одном колледже он получил специальность «маляр-штукатур-плиточник», во втором – «плотник». Спортсмен, перепробовал разные виды спорта – от легкой атлетики до тенниса. Собирается поступать в институт физкультуры.


Как смотреть на свою жизнь


По разным статистическим данным, выходцев из детдомов ждет в 50–80% случаев примерно одинаковая судьба: случайные заработки, алкоголь, наркомания, воровство и так далее. Благополучием смогут похвастать от 10 до 20%. Кто такие эти 10–20%, что в их жизни сложилось по-другому и кто это сложил? Ведь по мнению самих детдомовцев, их приучают ни за что не отвечать. «С детства за тебя все делают педагоги и воспитатели: занимаются документами, твоей старой квартирой, твоей семьей, выбирают тебе колледж. Зачем о чем-то думать самому?» – рассказывает Сергей.

В такой ситуации довольно трудно начать прикладывать усилия для сомнительных целей, какими видятся многим молодым людям образование и карьера. Большинство абитуриентов, поступающих в вузы, с трудом отвечают на вопрос «Зачем вам высшее образование?». Просто им родители сказали, что без него они в жизни не пробьются. Поэтому приходится соответствовать и планке родителей, и статусу своего социального окружения. Но детдомовским соответствовать не надо. Должен быть какой-то другой мотив. «От чего зависит, что одни чего-то хотят и добиваются, а другие – нет?» – этот вопрос я задавала почти всем своим собеседникам – топ-менеджерам в рубрике «У барной стойки» и о том же спросила ребят из детдома.

«От коллектива зависит, в котором ты растешь, – считает Алексей. – У нас один парень пропал, один повесился, один квартиру потерял, все мои ровесники. К тому же лень, страх. Они даже не пошли учиться после детдома: о, мне 20 лет, а я буду в пятом классе сидеть, да ну, стыдно» (интервью с Алексеем см. в предыдущем номере «ЭП» № 2, февраль – март 2010).

«Каждый смотрит по-разному на свою жизнь, – размышляет Максим. – Кто-то сидит в квартире и ничего не делает. Другие занимаются, тем, что им интересно. Может, это от материнского... Сила воли... Не знаю».


Навыки и подходы


У молодых людей, живших в детдоме, выбор такой же, как и у всех остальных. «Одни карабкаются, другие падают, третьи стоят над пропастью и думают, кто же им построит мост» – в этой метафоре Сергея узнать себя смогут многие: и интернатские, и дети из семей.

Умения, которые помогают им в жизни, тоже самые обычные и распространенные. Алексей умеет отлично общаться с любыми людьми, здорово улыбается – и работодатели отдают ему предпочтение: «Меня и на первую работу штукатуром взяли, потому что я веселый. Мне директор говорила на собеседовании: «Что ты все время улыбаешься?» И сама улыбалась. А штукатурить я тогда еще не умел, в училище практики мало было».

Сергей любит сам решать, чего он хочет. И ему, как и многим людям, было сложно определиться, чем же он хочет заниматься в жизни больше всего, и остановиться на чем-то одном. Но он пробовал разные пути – и творчество, и психологию, и педагогику. Это самый разумный и верный подход: сначала на практике узнать какую-то область, а потом принимать решение о своей будущей специальности. Профессия социального педагога ему теперь хорошо знакома, и он понимает, почему она его привлекла.

Максим точно знает, чего он хочет, и умеет ставить себе адекватные цели. «В 17 лет у меня была цель – получить среднее образование. Про институт я тогда не думал. Я себе реальные цели представлял, а не такие, которые не будут выполняться». Мечта на будущее – открыть свой фитнес-клуб. Пока Максим еще не прикидывал, сколько денег ему для этого понадобится и где точно их взять. Но с образованием уже определился – это будет физическая культура.

Что нужно, чтобы преодолеть скромные стартовые возможности? Чтобы куда-то двигаться и что-то менять в своей жизни, не нужны «прикрытые тылы» в виде богатых родителей и влиятельных друзей. Достаточно преодолеть собственный страх и чего-то по-настоящему захотеть.


Привычка брать


Сергей, 23 года – бариста в кофейне Starbucks, выпускник детдома


Сергей, как вы представляли себе свою будущую жизнь до этой программы?

Тяжело было что-то представить, тем более что я многим увлекался: и творчеством, и психологией, и юриспруденция привлекала. На протяжении семи лет я работал волонтером в Международном летнем лагере ROOF в Бельско-Устьенском детском доме-интернате для умственно отсталых детей. Там получил опыт в олигофренопедагогике и психологии. Мы с детьми занятия проводили, досугом занимались. Сейчас я все-таки хочу пойти в социальную педагогику – там сведется в одно все то, что мне нравится. Вообще, у меня такая черта – выбирать дорогу самостоятельно, не люблю когда за меня кто-то это делает.


Считается, что дети из интернатов не умеют сами выбирать. Как же вы научились?

Да, большинство детей, и я в том числе, не привыкли сами принимать решения. Мы привыкли, что нам все дают: одежду, еду, работу. А когда выходишь из интерната, то надо все самому делать. Без опыта сложно. У меня проблемы тоже есть – тяжело строить бюджет, потому что привык, что дали карманные деньги и делай что хочешь, за квартиру, питание и электричество платить не надо, за все платит государство.

Еще было сложно поступать на работу в первое время. Ты сам должен строить отношения в коллективе, с клиентами. У меня были краткосрочные подработки. Однажды я месяц работал в организации, звонил и приглашал компании на благотворительные вечера – это помогло мне понять, как можно разговаривать с людьми высокого класса. Среди них тоже есть нервные люди, и надо учиться разговаривать со всеми. У меня есть привычка брать от всего, что смогу взять. Потому что все пригодится.


Вы себя сравнивали со своими одноклассниками из интерната по уровню социализации, где вы и где они?

Некоторые одноклассники ударились в карьеру, двое получили хорошую работу, многие ушли в пьянство. В интернате тебя держат в одном пространстве и делают все, чтобы ты не убежал, а в жизни наоборот – самому надо создавать собственное пространство, а не убегать из него.


Так от чего зависит, убежит человек или построит?

От цельности человека.


А откуда она берется?

У меня она постоянна. Я не одно место сменил: сначала школа-интернат, потом детский дом, потом опять школа-интернат, все разноплановые – с нормой и с задержкой в развитии. Когда я жил в Подмосковье, что я мог там взять? Дети жили по-деревенски, пили, потому что нечем было заняться.


Это и могли взять – тоже пить начать...

Конечно, грешки были. Но я занимался творчеством – хореографией, вокалом, театром, и оно меня держало, не давало свалиться.


К вам в новой среде относятся как-то по-особенному?

Первоначально это чувствовалось, все знали, кто придет. Сейчас первое впечатление прошло, отношения стали другими, ко мне относятся так же, как к другим. И я привык, что лучше первым сказать о себе, чем потом что-то узнают случайно. Я не показываю, что я какой-то сирота и мне что-то особенное надо. Я такой же, как все.


Какой у вас был страх, связанный с так называемой взрослой жизнью?

Что я один. До этого было 200 с чем-то человек в детдоме, не считая персонала, и тебе всегда есть к кому подойти, с кем поговорить. А когда тебе дают новую квартиру, в доме никого знакомых нет. И возникает этот страх: я один.


Что вы умеете делать лучше всего?

Спать.


А из более прикладного?

Общение – оно идет со мной по жизни, благодаря ему мне легче строить свою дорогу. Еще творчество. Это мое хобби, выплеск эмоций, которые держатся внутри. Я не конфликтный человек, топать ногами и орать на людей – это не для меня. А домой придешь, картину нарисуешь, набросок своего состояния – камень с души упал. Единственное, я пока не задумывался, какую дорогу буду дальше строить, где работать, сколько получать. Я вообще не понимаю, как можно строить планы на пять или 10 лет – ведь все в жизни меняется. Нужно пробовать, но не нужно четко идти по плану.


Вы собой довольны?

Да, но процентов на 95. Все-таки части той, прошлой жизни во мне присутствуют, а когда я окончательно смогу от них избавиться, я скажу: да, я собой доволен. Пока не могу.


Быть независимым


Максим, 22 года – бариста в кофейне Starbucks, выпускник детдома


Максим, как вы считаете, почему вас приняли в Starbucks?

Я целеустремленный, планирую свое время, все рассчитываю. Я думаю, что меня взяли потому, что я не притворяюсь, когда общаюсь с людьми. Мне кажется, чем честнее с собой, тем лучше для тебя же. И еще я в тот момент нуждался в работе.


Ну и что, мало ли кто нуждается... Всех не берут.

Меня заинтересовал Starbucks, когда я услышал их историю, узнал про качество кофе, гибкий график – мне это очень понравилось. Но вообще меня взяли с трудом.


Почему?

У меня было сильное волнение.


И первое в вашей жизни собеседование?

Нет, я собеседования проходил. Но здесь оно было какое-то особенное. Наташа (менеджер по персоналу Starbucks. – Прим. ред.) меня и поддерживала, и помогала, когда мы разговаривали.


Если бы вы шли не по программе фонда, а пришли бы с улицы, вас бы взяли?

Нам предложили два варианта – через программу или самостоятельно, как обычные люди приходят. Но сразу сказали, что во втором случае будет сложно пробиться, так как конкурс большой.


Почему вас предупредили, как думаете?

Ну они, видимо, знали, какие трудности у нас могут возникнуть. Я тоже знаю – у меня опыта работы в кофейне нет. Я хотел в ресторан устроиться, но там надо было сначала пройти обучение за 4 тысячи, а потом тебя, может, взяли бы на работу, а может, и нет. А здесь две недели обучения бесплатно.


Максим, а вы на собеседованиях говорите, что вы из интерната?

Конечно, на любой работе надо, чтобы человек не врал, а правду говорил. Но на других работах я не говорил, что учился в интернате. Я видел, как к этому относятся: а, детский дом, значит, необразованный и вообще... Интернат был вспомогательный, и я туда случайно попал. Потом понял, что без образования никуда – после детского дома пришел учиться в ROOF, окончил девять классов, поступил в колледж. Сейчас хочу поступить в спортивный институт, буду специалистом по физической подготовке. Можно будет преподавать в школах, институтах, спортклубах.


А вас куда тянет преподавать?

Мне все равно. Моя цель – помогать детям младшего возраста, чтобы они были здоровые, спортивные. Я летом уже работал волонтером в Международном летнем лагере ROOF в Бельском Устье, проводил спортивные мероприятия для умственно отсталых детей.


За три месяца работы в Starbucks вы как-то изменились?

Когда устраиваешься на новую работу и к чему-то стремишься, конечно, будешь меняться. Я намного увереннее, серьезнее стал. Здесь много приходится людям о чем-то рассказывать – о продукции, о кофе. Хотя я и раньше это делал, работал в «Орифлейме». Там тоже хорошо получалось, даже девушек красил.


Первые трудности в кофейне уже были?

В первый день меня поставили на приготовление кофе. Заказывают разные виды напитков, туда надо добавлять что-то. Когда нас обучали, казалось легко. А потом, когда начал работать, в голове сперва все путалось. Одна девушка заказала кофе с чем-то. Я разогрел молоко, с пеной, и вылил в стаканчик, отдал ей. Она пьет – а там одно молоко. Конечно, мне ничего не было за это, мы посмеялись, заменили ей напиток.


Когда-нибудь вы жалели, что ваша судьба так сложилась и вы оказались в детдоме?

Сейчас я начал все быстро реализовывать, и все получается, и я не жалею об этом. Расстроен только потому, что поздно получаю образование. Обычный ребенок заканчивает в 16–17 лет, а у нас – кто в 20, кто в 23. В 17 лет у меня была цель – получить среднее образование. Про институт я тогда не думал. Я себе реальные цели представлял.


Значит, заоблачных мечтаний у вас нет?

Есть мысли про свой бизнес. Я не хочу на государство работать. Мне вообще не нравится от кого-то зависеть. Мне спорт интересен, и, если получится, я бы хотел открыть свой фитнес-клуб.


В будущей карьере вам труднее придется, чем другим?

Вообще, да. Когда ты учишься в интернате, ты мало развит, и общение там не такое обычное... Вот когда я пришел в ROOF, там мне помогли и реализоваться, и я стал больше общаться с людьми, которые в меня верят, и справляться с трудными моментами. Сейчас намного легче чувствовать себя, чем раньше. Я обращал внимание на людей, которые страдают – мало денег. Я не хочу быть таким. Я хочу быть независимым. Хочу, чтобы у меня были деньги. И вообще, было бы здорово мало работать и много получать.

24-03-2010 "Элитный персонал" №3 (600) март-апрель 2010 г.
Читайте свежий выпуск Элитного Персонала!

другие статьи раздела
Экстремальный рекрутмент
House M.D. Менеджер последней надежды
Все будет хорошо, потому что я веселый

 

ваш комментарий:


 
имя
e-mail
тема
комментарий
 
 
Поиск статей  
Где:
Ключевое слово:   
 
 
 



СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
» Управляющий торгово-офисного центра класса «А»,
» Car Fleet Budget Analyst,
» Financial and Operations controller,
» Главный бухгалтер в строительную компанию,
» Менеджер по продажам,

МНЕНИЯ
Какая причина способна спровоцировать увольнение сотрудника в первую очередь?
Специфический стиль управления в компании
Отсутствие карьерных перспектив
Низкая зарплата
Отношения в коллективе
Нарушения Трудового кодекса
Работа.ру. Хватит на всех

Рейтинг@Mail.ru
Перепечатка материалов,
опубликованных на сайте газеты
"Элитный персонал", допускается
только с разрешения издателя
и письменного разрешения
издательства.
Сайт газеты "Элитный персонал"
© 2001—2007 ООО «РДВ-медиа-групп»
109004 Москва,
Малый Дровяной пер., 3
тел/факс: (495) 911-75-01
отдел продаж: тел (095) 961-0018
e-mail: info@e-personal.ru карта сайта